РЕКЛАМА

проект reality girl с водонаевой | купить конференц систему | Дельта Банк - Украина
201420132012201120102009200820072006200520042003

HSBC — гонконгский банк шотландского рыцаря

Избранники мира денег
5-6 (74) март 2006

Банк Hongkong and Shanghae Banking Company («Банковская компания Гонконга и Шанхая») или короче — HSBC, является одной из крупнейших мировых компаний. По всем финансовым показателям, включая прибыль и долю рынка, он следует за такими гигантами финансового рынка как Citigroup и Bank of America. Это второй в мире банк по величине рыночной капитализации. Правда, неспециалистам известно о нем на удивление мало.


«Быть крылатым от рождения лучше всех на свете благ».

(Аристофан)


О банке — коротко, по существу

Группа HSBC — ведущий мировой финансовый институт. Но лишь в последнее время он вышел на свет божий и раскручивает свой брэнд. Половину своей прибыли банк получает за счет Европы и Гонконга, а треть из Америки. Совокупная сумма активов компании уже составляет более $1трлн.

Председателем Совета директоров HSBC является Джон Бонд (John Bond). Так уж получилось, но вслед за Аланом Гринспеном (главой Федеральной резервной системы США) свой пост в мае 2006 года покинет и он.

Бонд пришел в HSBC в 1961 году и проработал там 44 года. В 1993 году он был назначен гендиректором компании, а в 1998-м — председателем Совета директоров. За эти семь лет акции банка выросли вдвое, и он заработал более $46 млрд прибыли.

Вслед за Бондом покинут свои посты и остальные члены Совета директоров. Вместо Джона Бонда Совет возглавит Стефэн Грин — исполнительный директор, который работает в HSBC с 1982 года. Вместо Стефэна Грина исполнительным директором банка станет Майкл Джошган (52-летний глава банка HSBC в Великобритании).

Будучи международной финансовой группой, а вернее холдингом (HSBC Holdings PLC), банк HSBC проявляет всё больше интереса к таким странам как Китай, Бразилия, Индия. Эти регионы имеют огромный потенциал для развития и укрепления его бизнеса. Он пристально следит за тем, как изменяется ситуация в мировой экономике.

«Мы с уверенностью смотрим в будущее, — говорит Джон Бонд. — Мы владеем капиталами, которые позволяют нам развивать любую отрасль, которую считаем перспективной. С точки зрения географического охвата и диверсификации, нам нет равных в мире.

Мы считаем, что в самом ближайшем будущем значение таких стран, как Китай, Индия, Бразилия и Мексика для мировой экономики трудно будет переоценить. Поэтому HSBC и в дальнейшем будет использовать весь свой потенциал для того, чтобы удовлетворить финансовые потребности этих стран, продолжая позиционировать себя как «The world's local bank» («Местный банк для всего мира»).

Надо сказать, кадровые перемещения компания решает довольно жестко и быстро. Уволена Леа Верни — экс-начальник подразделения инвестиционного банкинга HSBC в России. Она теперь оспаривает свое увольнение в суде.

Начальником валютно-финансового управления российского отделения банка HSBC назначен тридцатилетний Максим Сафонов. Он окончил Московский государственный университет по специальности «Физика полимеров» и прошел обучение по программе «Маркетинг» в институте Chartered Institute of Marketing.

Карьеру Максим начал в 1996 году. До прихода в HSBC восемь лет работал на разных должностях в банке ING Bank Eurasia. И, обратите внимание, за годы работы в ING он профессионально вырос от трейдера до начальника валютно-финансового управления (который занимал в течение трех лет). Теперь основным направлением работы бывшего трейдера будет дальнейшее развитие бизнеса HSBC на Российском финансовом рынке и в частности — дочернего банка в Москве.


Знатная родословная шотландского рыцаря

Но расскажем о создателе HSBC — Томасе Сазерленде. Он вряд ли допустил бы такие передвижения. Его главным умением было умение ладить со всеми — он дружил даже с конкурентами.

Будучи потомком обнищавшего, но прославленного шотландского клана, Томас предпочел в юности карьере священника торговлю. Он обожал тонкие и сложные интриги. Говорят, что за шесть дней он создал крупнейший банк Гонконга (HSBC), а также побывал членом британского парламента.

Семья Сазерлендов известна своей знатностью с XIII века. Это один из старейших кланов в Шотландии. Его представители активно участвовали в рыцарских поединках, сражались за свободу Шотландии, и просто так — с соседями.

Рассказывают, что в 1395 году граф Сазерленд решил положить конец 11-летней вражде с кланом Маккей. Он пригласил его главу Хью вместе с многочисленными соседями в качестве свидетелей для торжественного братания в свой замок Дингволл. Но мирные переговоры, как тогда часто бывало, переросли в новую ссору. Сазерленд решил проблему за несколько минут — собственноручно зарубил Хью Маккея и его сына.

Авантюризм стал фамильной чертой Сазерлендов. Отцу Томаса досталось в наследство совсем уж небольшое состояние — всего несколько сотен фунтов. И он отправился странствовать по свету в поисках денег и славы. Повидав мир и не разбогатев, через несколько лет он вернулся в родную Шотландию. Судьба свела его с красавицей Кристин Вебстер, на которой он и женился. Разбогатеть, к сожалению, так и не успел — вскоре после рождения сына он умер.

Родился Томас Сазерленд в 1834 году в городке Абердин, расположенном на восточном побережье Шотландии. Отца, естественно, он не помнил. Воспитывался мальчик в доме родителей матери. Дед и бабушка были убежденными кальвинистами, но суровые принципы их религии не помешали баловать единственного внука.


«Дороги, которые мы выбираем»

Дед Томаса владел в Абердине бондарной мастерской и занимался засолом рыбы. Постепенно он отошел от дел и посвятил себя воспитанию внука.

Вначале Томас посещал местную Грамматическую школу, а в 14 лет его отправили в университет учиться на священника. Дед считал, что его единственный внук, потерявший отца в младенчестве, должен целиком посвятить себя Богу.

Но особого рвения в учебе Томас не проявил, поэтому преподаватели не нашли в нем больших способностей. Через год разочарованный, но по-шотландски практичный дед пустил внука по торговой части. В 15 лет его отдали на обучение в один из торговых домов Абердина.

Надо сказать, что в Америке у маленького Сазерленда был дядя — банкир и земельный спекулянт. Томаса хотели отправить к нему. Но пока собирались, дядя начал разоряться, пока не разорился совсем. Тогда мать юноши вспомнила о своем знакомом Джеймсе Аллене, который сделал карьеру в Лондоне. Он был одним из директоров крупной пароходной компании.

Знакомый оказался отзывчивым человеком и взялся поспособствовать своему соотечественнику. Так в 17 лет Томас получил работу младшего клерка в одной из крупнейших судоходных фирм Великобритании — Peninsular and Oriental Steam Navigation Company.


Карьера джентльмена удачи

Аллен искренне обрадовался приезду сына своей давней знакомой. А когда увидел недюжинные способности юноши и наследственное рвение объехать весь мир, то стал продвигать его по служебной лестнице. Первые два года Сазерленд набирался опыта в лондонском офисе, а затем его направили на Восток, когда там открылась подходящая вакансия. Томас вначале поработал в Бомбее, затем отправился в роли представителя P&O в Гонконг (тогда британскую колонию).

Потрясающе красочный и экзотический мир Восток поразил юношу. В Гонконге пересекались не только основные торговые пути, но и глобальные политические интересы всех великих держав того времени: Великобритании, России и Франции. А восточнее была загадочная Япония, в то время закрытая для посещения европейцев. Вскоре Сазерленд уже работает управляющим P&O в Китае и Японии, и отвечает за все страны восточнее Индии.

В Гонконге, в отличие от Лондона, политика делалась крупнейшими торговыми домами региона, такими как Jardine, Matheson and Co., Russell and Co., Augustine Hear and Co. Представители этих компаний входили в совет при губернаторе колонии, покупали чиновников, шпионили друг за другом и боролись за каждую выгодную сделку. Даже новости в регионе распространялись вместе с приходом партий товаров. Сазерленд, попав в этот мир тонких интриг, почувствовал, что рожден для такой работы.

Дела у филиала P&O шли хорошо. Благодаря Томасу были проложены судоходные маршруты из Гонконга, Кантона и Шанхая в китайские порты Амой, Сватоу и Фучоу, а затем и первую пароходную линию между Гонконгом и японскими городами Нагасаки и Иокогама — в то время единственными портами в Японии, открытыми для захода иностранных судов.

Получил Сазерленд и неофициальное указание из британского Адмиралтейства. Английский флот нуждался в ремонтной базе в далеком от метрополии уголке планеты. И Сазерленд вместе с Дугласом Лапрайком основал на частных началах Hong Kong and Whampoa Dock Company (Доковая компания Гонконга и Вампоа), которая и построила военно-морскую базу. Позже эта компания отстроила и почти весь портовый Гонконг.


Банк — за 6 дней!

Прошло 10 лет. Сазерленд набрался опыта, оброс связями. Он стал одним из самых видных представителей местной элиты. Особый авторитет Томасу придавала его независимость от местных британских торговых домов. В 1864 году губернатор Гонконга Робинсон даже назначил Сазерленда одним из трех неофициальных парламентариев (так было принято), в местное законодательное собрание.

Летом 1864 года Сазерленд провел одну из самых блестящих своих интриг. 22 июля он получил известие, что из Бомбея отплыл пароход, на котором находится представитель недавно созданного в Бомбее Bank of China (Банк Китая). Эмиссар должен был предложить местным купцам войти в состав учредителей нового банка.

Для Томаса это было неприятной неожиданностью. Он не знал о планах бомбейских финансистов, но считал, что у него есть несколько месяцев, чтобы создать собственный банк. Пароход из Бомбея до Гонконга шел пять дней. Именно столько времени судьба отпустила ему на создание своего банка.

Так началась одна из самых изящных и молниеносных интриг в истории. В Томасе взыграла кровь: так же как и его предок, изрубивший соперника, он действовал молниеносно, и удача сопутствовала ему. Сазерленд встретился с боссами всех крупных торговых домов Гонконга. Хотя обороты торговли в Гонконге были колоссальными, в регионе не было крупного местного банка. Создание банка, обслуживающего торговлю, назрело давно — купцы были в этом заинтересованы. Но когда речь заходила о взносах в уставный фонд, их пыл испарялся.

Никто из купцов не решался первым принять участие в создании банка. Не говорили — ни да, ни нет. Поэтому, когда 28 июля в местной газете появился проспект о создании Bank of China, рядом с ним красовалась декларация об учреждении HSBC — Hongkong and Shanghae Banking Company (Банковская компания Гонконга и Шанхая). Купцы весьма удивились, увидев под ней свои фамилии. Однако рядом стояли имена и злейших конкурентов. И каждый из учредителей полагал, что Сазерленд поставил его фамилию в устав банка по-дружески, чтобы дать шанс не отстать от конкурентов.

Обратно эмиссар из Бомбея вернулся ни с чем: деловые люди Гонконга не собирались раскошеливаться еще на один банк. Работать HSBC начал только через 8 месяцев — 3 марта 1865 года в Гонконге, а через месяц — в Шанхае. А все связанные с его открытием формальности были завершены лишь в 1867 году.

Позже, когда дело принесло миллионные прибыли, в местном обществе стало модно рассказывать, что HSBC был основан на званом обеде в результате устной договоренности. А острословы добавляли, что обедающие не знали, что они основывают банк. Никто из акционеров HSBC так никогда и не упрекнул Сазерленда в отсутствии честности. Томас получил должность вице-президента, но его призванием всю жизнь оставалось пароходство P&O.


Англия чтит своих героев

В восточных колониях Британской империи Сазерленд проработал 12 лет. В 1866 году его отозвали в Лондон, где его дальнейшая карьера сложилась более чем удачно. В 1872 году он назначен исполнительным директором P&O, и с успехом выводит компанию из кризиса, связанного с открытием Суэцкого канала.

В 1884–1890 годах он заседает в палате общин британского парламента, входит в советы директоров многих компаний и банков. Монаршей милостью он стал кавалером Большого рыцарского креста святых Михаила и Георгия — высшей рыцарской награды в Британии.

В 1914 году, в возрасте 80 лет, Сазерленд ушел в отставку и спокойно прожил еще восемь лет, пережив свою жену Алису. Томас перенес гибель двух сыновей: одного — в войне с бурами, другого — в Первой мировой войне.

У него было много друзей. Иногда он даже навещал в Париже своего давнишнего противника и конкурента, руководителя компании Суэцкого канала Шарля де Лессепа.

Трудно сказать, добился бы сэр Томас признания и успеха, став священнослужителем? Возможно, его незаурядные способности и помогли бы в этом. Но вряд ли он смог бы реализовать себя в полной мере, испытать радость борьбы и счастье побед, без риска и интриг, на духовном поприще.

Мир меняется. Финансово-экономические войны, торговая экспансия требуют сегодня высокого напряжения сил, изобретательности, готовности к риску. Эти рыцарские качества шотландского клана Сазерлендов как нельзя лучше вписались в прагматичный и жестокий мир бизнеса. Томас смело вступил в борьбу и вышел победителем, которых, как известно, «не судят».


Нил Адмирарин

Новости от RedTram:

Загрузка ...


АВТОРСКАЯ КОЛОНКА
Фактор сезонности на фондовом рынке Украины
Вы наверняка много раз слышали о том, в определенные месяцы, кварталы или даже времена года фондовый рынок в Украине либо стабильно показывал рост, либо, наоборот,...

Подробнее